Последние комментарии

Хамиль (Каста): бросаю волну в толпу, а она мне её отдаёт обратно

«Каста» почти 20 лет в топах русского рэпа, а её участники вплотную подходят к пятому десятку. Это не мешает им оставаться на волне и раскачивать фанов любого возраста.

Перед ближайшим выступлением в Москве, на Encore Fest, мы встретились с Хамилем и обсудили старый Ростов и новую школу, выяснили, почему медитация перед концертом лучше «вредных методов», а ещё узнали, что такое «шамайка».

Ростов-Москва

Помню свой первый приезд в Ростов. Лысые забитые недавно сидевшие парни с горящими глазами ведут меня в дворик, где в детстве тусила группа «Каста». Чувствуешь себя там авторитетом?

— Я часто бываю в Ростове. Ощущается, что мы двигали здесь многие темы. Узнают, дают пятюхи, спрашивают: «А чё, как студия, как альбом, запись». Ростов — очень прозрачный город. Там все друг друга видят. Может, ты попал на Левый берег Дона?

— Конечно. Там, говорят, раньше можно было хорошенько отхватить.

— Да, но можно было ещё и круто зависнуть, скрыться ото всех. А сейчас всё изменилось, там прогулочная зона, все друг с другом общаются.

— В Москве у тебя есть место, где ото всех скрываешься?

— Серебряный бор, там ещё и вейкборд-центр есть. Оказался там и понял, что по настроению — очень похожее место. Такое своё коммьюнити на речке.

— Тебе вообще комфортно в столице?

— Я очень быстро освоился и привык к ней. Только по приезжающим пытался понять, что не так с Москвой. Товарищи через полгода проживания говорили: «Не могу, не мой город». То небо нависшее, то люди грубые — жестокий, короче, мир.

— Как реагировал на это?

— Народ уезжал, а я спрашивал себя: «Да блин, что не так-то?». Лично я увидел в Москве другой заряд. Он не быстрее и не мощнее — просто люди другие. Это классно и интересно.

— Связываешь это с тем, что люди не достигают успеха? Им остаётся лишь развернуться и сказать: «Сами вы идиоты».

— Наверное, чаще всего так и бывает. Кто-то терпит и добивается своего, а кто-то, наоборот, сваливает. Отсюда такие эмоции.

Фото: Валерия Баринова, «Чемпионат»

— Ты говорил об изменениях в Ростове. Можно подробнее?

— Город становится легче. Раньше по нему не пройти было, не сцепившись с кем-то. Любой мимолётный взгляд, и сразу: «Чё смотришь, чё надо?!». Сейчас народ там проще себя чувствует, приобщается, есть темы для разговоров. Какие-то даже городские проблемы обсуждают.

— Согласен, что изменения во многом связаны с ЧМ?

— ЧМ — это круто для Ростова. Тем более, он всегда был столицей спорта. Если говорить о традициях Ростова, это обязательная дисциплина, которая идёт с молоком матери. Борьба, бокс, единоборства – всё это здесь есть.

— Сам чем занимался?

— Карате, но не всерьёз. В баскет много играл, а в последнее время увлёкся фехтованием. Даже не так — спортивно-ножевым боем.

— Почему именно им?

— Во-первых, в нём задействованы все группы мышц. Во-вторых, оно очень плотно связано с дыханием. Ну и в-третьих, это как медитация. Знаешь, это какой-то особый дух, выплёскивание энергии. Как на концерте.
Сам занимаюсь в Ростове, школа называется «Толпар». Я, кстати, предлагал заменить в названии слово «нож» на «короткий клинок». Нож русского человека отпугивает. Ну ты знаешь эти истории.

— Сам что-то подобное наблюдал?

— На ножах? Да много чего. Был момент, когда в Ростове меня реально окружили четыре дагестанца с ножами.

— Ого. Когда это было?

— Года три назад. Хотели забрать мой любимый ноутбук. Для Ростова это нонсенс! Дошло до такого, что на центральной улице города в три часа ночи меня окружили несколько человек и начали мне угрожать.

— Как ты отреагировал?

— Провёл диалог и начал выяснять, кто у них старший. В Ростове очень важно, кого ты знаешь. Они прямо сказали: «Старший такой-то, но мы приехали на гоп-стоп. Неделю поработать и уехать». Начали общаться через старших, и более-менее мирно удалось разойти. Но понимаю, что в другой ситуации человека бы раздели, обобрали и ещё не пойми что с ним сделали.

Новая школа

— Нож с собой носишь теперь?

— Это бессмысленно: его ни в самолёт не пронесёшь, ни куда-то ещё. Но если ты владеешь фехтованием, ты можешь управиться хоть с ручкой. Вот она у меня всегда с собой — по старинке записываю в блокнот какие-то идеи. Почти весь альбом ручкой написал.

— Ручкой пишешь, «Биг Рашн Босса» раскритиковал. Попахивает старпёрством.

— Ха-ха, я, конечно, могу постарпёрствовать, но мне очень нравится новая волна исполнителей. Хип-хоп, рэп всё так изменилось! Мы своими усилиями чертили границы рэпа и устраивали архитектурные изваяния, а новая школа взяла и всё это раскрасила офигенными красками! Где-то смелыми, где-то безумными. В наше время люди были не готовы к такой искренности, а сейчас всё изменилось. К тупости в текстах мы тоже были не готовы, а теперь это допустимо.

— Раньше разве не было странных текстов?

— Да, в попсе что-то было. Из разряда «Чашку кофею я тебе бодрящего налью». А теперь это есть ещё и в рэпе, и это классно! Круто выводить так, чтобы сопли пузырями шли от злости, иначе эмоций от людей не добьёшься. А страшнее безучастного человека ничего быть не может.
Это часть эпохи, которая делает свой вклад, не знаю — хороший или плохой. Понимаю, что к этому можно относиться критично, но я воспринимаю всё как музыкант. Пусть потрясёт людей хорошенько.

— Ты говоришь о том, что у вас были рамки. Есть ощущение, что сейчас рамок значительно больше.

— Ты про запретные темы, да? Это часть эпохи, которая делает свой вклад, не знаю — хороший или плохой. Понимаю, что к этому можно относиться критично, но я воспринимаю всё как музыкант.

Фото: Валерия Баринова, «Чемпионат»

— По последнему альбому «Касты» не скажешь, что ты равнодушен.

— Я работаю с образом, и иногда то, что я думаю в повседневности, я усиливаю или наоборот охлаждаю, чтобы добиться творческого результата. Нашей группе очень важны свои эмоции, свои мнения – не сдерживать их, а применять в правильной дозе. Мы как четыре стихии, и у каждой стихии свой цвет, своя сила, своя функция. Благодаря этому, мы научились вместе сращивать одну песню.

— И кто из вас самый радикальный?

— Ха-ха, думаю, что Змей.

— Была ли на последний альбом какая-то реакция «сверху»?

— Нет. Даже обидно, мы так готовились. Товарищи и близкие говорили: «Что-то начнётся». Готовились все, кто рядом, но всё прошло мимо.

— Тоже, впервые услышав альбом, подумал: «Блин, полегче».

— Это и есть возможность создать градус напряжения. Уровень допущения как раз объясняется тем, что идёт компенсация в образе, словесности. Я так могу себе это объяснить. И это классно, в этом и есть работа. Важно аккуратно, спокойно, чтобы можно было двигаться дальше, показывать оттенки того, что есть на самом деле. Но точно не так, как в последнем интервью Давидыча.

Фото: Валерия Баринова, «Чемпионат»

— Не зашло?

— Вообще. Ну о чём тут говорить? За три минуты всё стало понятно. Я лучше посмотрю Гнойного: как он говорит, отсекает, обламывает. Узнаю в нём своего человека. А ещё люблю блогеров, которые путешествуют, рассказывают о месте, цене, перелётах. Сейчас очень важно быть не просто стильным, а искренним и лаконичным. Мне такой формат нравится.

Фитнес и вредные методы

— Когда футболист заканчивает карьеру, обычно ему очень сложно осознать эту мысль. У музыкантов как с этим?

— То же самое — так каждый год происходит. Проходит полгода и начинается творческий регрессивный спад. Месяц может длиться. Это нормально, здесь важно хорошенько дать этому выход. Отпустить какие-то моменты.

— Можно назвать это состояние депрессией?

— Да, для музыкантов это нормально. Так должно быть. Очень тяжело её переношу, просто ужасно. Но после того, как проходит определённый период, я нахожу свежую идею и… всё классно!

— Знаю, что ты полюбил чай. Нервишки успокаивает?

— Чай – это для самолётов. Все перепады давления, перелёты нивелируются с его помощью.

— Какой именно?

— Кудин и нихун – чай красный и зелёный. Кудин очень горький, а нихун идеальный. Можно два перелёта провести по 6 часов и, если начинается болтанка, то чай хорошо успокаивает. Три чашки будет достаточно.

— Есть ещё секреты?

— Медитация, с которой я неразлучен. Помогает Шавасана – поза мёртвого. Когда нужно набраться сил перед выступлением, принимаешь эту позу и на полчаса впадаешь в транс. За 30 минут я собираюсь так, чтобы выйти на концерт и давать полтора часа всем «по голове». Йогой я увлечён ещё с 6 лет, когда меня привели на карате.

Фото: Валерия Баринова, «Чемпионат»

— То есть алкоголь это не про тебя?

— Очень редко. Либо вино под разговор, либо водки выпить, чтобы кардинально переключиться.

— Как это сочетается с йогой?

— Всё хорошо в меру. Можно выпить пять литров воды, и тебе будет плохо. Некоторые говорят, что нельзя употреблять перед выступлением. Для нас на первых порах это было обязательно. Не выпьешь – не рэпер.

— Ты как-то рассказывал, что во время песни начал задумываться над смыслом фразы и забыл слова.

— Да-да, накуриваться перед концертом нет смысла, потому что у нас четыре человека. Надо постоянно быть в квадрате, в четырёх точках. Трава в этом плане – жестокая вещь. Можно рассыпаться полностью.

— С возрастом, наверное, и без травы выступать стало сложнее?

— Ха-ха, так поэтому и занялся фехтованием. Концерты у всех разные, но я за полтора часа не стою на месте ни минуты, потому что у меня это напрямую связано с дыханием. Если буду стоять неподвижно — не смогу прочитать всю программу. Читку лучше подкреплять движением. Я бросаю эту волну в толпу, а она мне её отдаёт обратно. Так это работает.

Амбиции

— Часто слышу: Ростов — это «Каста», «Баста» и раки. Добавил бы что-то к списку?

— Шамайка!

— Что это?

— Рыба такая, её вроде недавно в Красную книгу внесли. Круче, чем раки, потому что очень необычная. У неё свой особенный вкус, поэтому раньше её часто вывозили.Типа леща, но у неё очень сочное мясо. Один раз поешь — навсегда запомнишь.

Фото: Валерия Баринова, «Чемпионат»

— Ну а к «Басте» относишься как?

— Общаемся на общих выступлениях. Так сложилось, что у всех своя поляна, своя песочница. В первые годы в Москве всегда с ним поддерживали контакт. «Газгольдер» (лейбл «Басты» — Прим. «Чемпионата») тогда уже развивался, но я заходил к Васе попить чайку, пообщаться. Для меня это было отдушиной, потому что там всегда было ростовское настроение.

— Конкуренция чувствовалась?

— Давно это было, мы же ещё в Ростове вместе тусили. Вася был главным заводилой. Одной шуткой мог так взорвать толпу, что мы ржали и не могли успокоиться. При этом он интеллектуал, а где-то и интроверт. С другой стороны, это общение помогало каждому из нас вырабатывать свой стиль. Я катился по хардкорному рэпу, Васе был ближе R’n’B. Так оно и стало потом развиваться.

— Прошлой осенью «Баста» сделал стадионный концерт. У вас есть такие амбиции?

— Есть, но мы делаем всё поэтапно. Есть план действий, который включает в себя много пунктов, поэтому думаю, что у нас всё ещё впереди.

— Впереди? Несмотря на всё, что уже было?

— Жизнь, она же никогда не достаточна. Особенно в плане творчества. «Каста» тем и уникальна, что мы всё время в поиске. Мы можем подать даже кальянный рэп в картине какой-то иллюзорности настоящего. Мы используем любой шанс донести до слушателя изящную мысль. Надеюсь, у нас получается.

Комментариев (0)
2+4=
Оставляйте отзывы к казино и получайте призы!
© 2017-2019 top-onlinekasino.com | Контакты
Казино онлайн, онлайн казино, На сайте нет игр на деньги, сайт носит информационный характер.
Разработка сайта
Студия «Шаманим»