Последние комментарии

«Врачи запретили играть в футбол. Платил по 1000 рублей, лишь бы побегать»

«Я бился за Злобина, убеждал: «Поймите, если у молодого мальчика шумы в сердце – проверяйте каждые полгода», — вспоминал в гостях у «Чемпионата» многолетний тренер вратарей ЦСКА Вячеслав Чанов. — Но врачи перепугались – и клуб потерял воспитанника. Нам с Гришиным Ваня очень нравился: и парень замечательный, и вратарь талантливый. Игру читал классно, страховал так, что даже я иногда за сердце хватался: «Куда полетел?». Я видел его дублёром Акинфеева, но увы. Может, через Португалию когда-нибудь вернётся».

«Письма с Ариной друг другу писали. Бумажные»

Вернулся. Правда, ненадолго – родителей повидать и с невестой отношения оформить. Заодно к нам на «Даниловскую мануфактуру» заглянул – и рассказал море увлекательных историй. Начали с истории любви – она у Злобина тоже незаурядная.

— Познакомились-то мы банально, на «ВК», — уточняет Иван, — общались в необычном формате. Письма друг другу писали. Бумажные, от руки, по два-три листа каждое. У меня дома стопка хранится, у Арины – тоже. Впервые увиделись в Москве. На рождественские каникулы в «Бенфике» купил через интернет билеты на Земфиру – даже маме-папе не сказал, к кому лечу. Встретились, сходили на концерт и следующие два-три дня провели в эйфории, как в сказке. Гуляли за ручку, не отрываясь, ходили на каток. Я сразу почувствовал по энергетике: мой человек. Если вначале футбол Арине был совершенно не интересен, то теперь понимает, что такое тренировки, восстановление, правильное питание, сон. Раньше она не могла постоянно быть со мной в Португалии из-за учёбы в университете и визовых ограничений. Теперь, женившись, можем оформлять ей вид на жительство – у меня он уже есть.

— Что для его получения требуется?
— Рабочий контракт и договор аренды жилья. Всё. Поэтому в Португалии много эмигрантов – относительно просто легализоваться. В Англии, слышал, для получения вида на жительство пять лет нужно прожить в стране.

— Родители по-прежнему в Тюмени?
— Да, на неделю всего прилетали в Москву, на свадьбу. Мама бухгалтером работает, у папы своя столярная фирма. Отец ни в какую не хочет покидать наш семейный очаг в деревне Андрюшино, под Тюменью. Жду их в гости в Лиссабон в сентябре.

— В твои планы, как я понимаю, возвращение в Россию не входит?
— А кто меня здесь ждёт? Моё желание сейчас – остаться в «Бенфике» и доказывать, что достоин места в основе. В том, что шанс будет, на 100 процентов уверен. Главное – использовать.

Источник: наставник «Бенфики» планирует сделать Злобина вторым вратарём команды

«После чемпионской гулянки за три минуты сдал ПДД на португальском»

— В Лиссабоне где поселился?
— В городке Сейшал – через реку от столицы, рядом с базой «Бенфики». Раз в час или в два на другой берег Тежу ходит теплоход. Общественный транспорт в Португалии не так хорошо развит, как в Москве, а личного у меня пока нет. В декабре пошёл в местную автошколу – в мае сдал теорию.

— Что так долго?
— Во-первых, всё на португальском языке. А во-вторых, в январе перевели в первую команду – и выходных практически не стало. Условно говоря, в субботу, среду, воскресенье должен присутствовать на матчах основы, раз в неделю игра за «Бенфику-Б», в остальные дни – тренировки. Опять-таки с первым составом.

— И как ПДД сдал?
— Первую попытку завалил – четыре ошибки сделал. Расстроился, Арине написал: «Звони, узнавай, где в Москве на русском языке сдать». Она успокоила: «Ты же первый раз – переживал, дёргался. Попробуй ещё». Повторно пришёл уже после чемпионства – и что ты думаешь? После двухдневной гулянки, на расслабоне, начал читать по-португальски так, будто это мой родной язык. Чакры открылись. За три минуты ответил на все вопросы – ноль ошибок! Одноклубники не верили – говорят, даже местные с третьего-четвёртого раза теорию сдают.

«К тренеру вратарей ходим в гости на барбекю»

— Повышение в первую команду было обставлено официально?
— Раньше поднимали на одну-две-три тренировки – в случае болезни или травмы кого-то из вратарей. А в начале этого года перевели на постоянной основе. Объявление происходило интересно – в прямом эфире клубного ТВ. Там тренер и сообщил, что четыре футболиста второй команды переходят в первую.

— Ты одновременно с главным повысился?
— Со всем штабом команды В. После ухода Варелы в аренду в «Аякс» в обойме освободилось местечко – на него меня и взяли. Двое из четверых недавних дублёров заканчивали сезон игроками стартового состава.

— У тебя был шанс дебютировать?
— Перед ответным матчем с загребским «Динамо» подошёл тренер вратарей: «Готов играть?». — «Да, конечно». Обрадовался. А он смеётся: «Молодец, что готов, но сыграет Одиссеас».

— Вот так номер.
— На самом деле мудрое решение. Главный не стал менять вратаря после грубой ошибки в чемпионате, чтобы морально не травмировать. Видел кино, которое Кафанов снял? Он там доходчиво рассказал о микроклимате голкипера. В своё время «Рубин» мог пригласить топ-вратаря, чуть ли не уровня Буффона, но не стал «закапывать» Рыжикова. И что Рыжиков?

— Что?
— Отблагодарил за доверие надёжной игрой. Бруну Лажи точно так же поступил с Влаходимосом. Киперу важно быть уверенным в себе. Если на него давить – может замкнуться и начать сжигать себя изнутри. Мне в этом плане Акинфеев нравится – Игорю безразлично чужое мнение.

Фото: Алёна Сахарова, «Чемпионат»

— Случались «косяки», из-за которых самоедством занимался?
— В прошлом сезоне был момент: сейчас смешно вспоминать, а тогда горько было. Разыгрываем мяч от ворот, низом, через пас. Отдаю правому центральному защитнику и остаюсь на линии вратарской вместо того, чтобы на несколько метров отскочить, создать пространство. Он мне возвращает, а там нападающий, накрывает и в пустые ворота забивает.

— Обидно.
— Вот и я огорчился. Захожу злой в раздевалку в перерыве – подходит тренер: «Ну ошибся – и что? Зато 20 раз вышли из обороны в атаку через вратаря». Раз пять повторил это: «Ну и что?». Пацаны беззлобно посмеялись – и всё, уныние как рукой сняло. Нападающие, наверное, думали, что после такого ляпа задёргаюсь, занервничаю, а мы с защитниками продолжили играть, как ни в чём не бывало, разыгрывать мяч в одно-два касание.

— Травма немного статистику подпортила?
— Со своим столкнулся. Раньше на разминке было такое упражнение – сейчас уже исключили – тренер вратарей даёт мяч в зону, и ты принимаешь решение, идти в ноги или остаться на линии. Вижу, что могу забрать без падения, наклоняюсь, и в это время другой вратарь, исполняющий роль нападающего, влетает мне в боковую кость. Неумышленно, конечно, просто не успел увернуться. Хочу встать – и не могу. Вместо ворот побрёл на лавку. Потом жидкость выкачивали, две-три недели восстанавливался.

— Не поглядывал косо на коллегу?
— По-дружески послал (смеётся). На самом деле даже мысли не было: «Ага, специально влетел». Видно было: испугался парень. Конечно, извинился. Бригада у нас дружная, шикарная атмосфера. Вместе ходим на обеды, ужины. Фернанду, тренер вратарей, периодически приглашает в гости на барбекю.

— Демократия!
— Фернанду считает, что между игроком и тренером должно быть полное доверие. Каждое замечание, подсказку аргументирует, показывает ролики, объясняет на примере других вратарей. Диалог только приветствуется. Ты всегда можешь предложить: а давайте поработаем чуть-чуть иначе, смоделируем другой момент. Окей, без проблем.

Важный нюанс: Фернанду честно относится ко всем. Никого не выделяет: ты первый, ты второй. Когда нужно – похвалит, когда нужно – поругает. Если в заявку на игру не проходишь, проведёт для тебя экстра-тренировку. У человека свои дела, жена, дети, а он всё равно идёт с тобой на поле – потому что хочет помочь, научить. Отношение – фантастика.

«Одноклубники на «мерседесах», «БМВ» приезжают на базу, а я пешочком хожу»

— Главный тренер Бруну Лажи для нашего болельщика – человек-загадка.
— Он тренировал 17-летних в системе клуба, потом на пару лет уехал на заработки в Эмираты, был ассистентом главного в английском Чемпионшипе, а перед началом прошлого сезона вернулся в Португалию, ради семьи и маленького сына, которого безумно любит. Он вообще очень искренний, настоящий. Полсезона с Лажи «Бенфика-Б» показывала достойный футбол и шла в тройке лидеров второго дивизиона (аналог нашей ФНЛ. — Прим. ред.) – притом что годом ранее еле-еле спаслась от вылета. А у основы, наоборот, начались проблемы и с очками, и с игрой. Зимой Руя Виторию убрали, и на его место назначили Лажи, сперва исполняющим обязанности, а потом и полноправным главным. Команда взбодрилась, победила раз-другой – и пошло-поехало. Второй круг прошли с одной ничьей – остальные матчи выиграли, в том числе у всех конкурентов – «Порту», «Спортинга», «Браги». Зимой отставали от «Порту» на 7 очков – весной опередили на 2. Лажи сплотил коллектив, зарядил его своей бешеной энергией – и вот результат.

— До его появления не возникало чувства, что упёрся головой в потолок и выше второй команды уже не прыгнуть?
— После предыдущего сезона допускал аренду – вторым номером в команду выше уровнем. Когда не отпустили, немного расстроился. После нескольких тренировок с Лажи настроение резко изменилось: «Хорошо, что остался!». Понимал, что если будем продолжать так играть, в конце сезона нас разберут более сильные команды. А вышло ещё круче – вместе с Лажи перешёл в основу.

— Что собой представляет португальская Сегунда?
— Мне не с чем сравнивать – я же не играл в России. Уровень футбола приличный, инфраструктуры – не очень. У вторых команд больших клубов есть базы, поля, качественные раздевалки. А где-то душевые отсутствуют. Бывший одноклубник после ухода в команду Примейры жаловался: играли на выезде, в дождь. Перепачкались в земле и песке, заходят в раздевалку: душ есть – воды нет. Он сел грязным в машину и поехал в форме домой – мыться. С нами таких казусов не было – к «Бенфике» в стране отношение особое, даже ко второй команде. Но в плане полей ситуация от России не сильно отличается: из 18 команд Сегунды хорошие газоны имеет примерно половина.

— «Бенфика-В» где принимает соперников?
— На стадиончике на базе. Когда тысяча человек придёт, когда две – в основном пенсионеры, живущие в Сейшале. Молодёжь тоже есть. Для местных болельщиков «Бенфика» — религия. Люди считают своим долгом поддержать воспитанников клуба. Мне до базы минуты 3-4 от дома идти. Большинство одноклубников приезжает на «мерседесах», «БМВ», а я пешочком хожу. Иногда кто-то подвозит. Думал велик взять – нельзя по контракту: травму можно получить. Сноуборды, скутеры тоже под запретом. Игрокам основы клуб рекомендует на машине передвигаться – мало ли что взбредёт в голову болельщикам.

— Прецеденты были?
— Ко мне не цеплялись, но после поражений, даже ничьих к базе подтягивается наряд полиции – на всякий случай. Я пока только проявления поддержки встречал: перед тренировкой люди хлопают по плечу и желают удачи, после – делают селфи. Причём всегда одни и те же лица – не пойму, зачем им столько одинаковых фоток (улыбается)? Перед последним матчем сезона тысяч пять народу возле базы собралось, проводить автобус на игру. Перед стадионом вообще было не протолкнуться. Кто-то из «стариков» в шутку предупредил: «Ребята, сейчас они все за нас, но не дай бог нам проиграть!..»

Фото: из личного архива Ивана Злобина

«После круга почёта подошёл Самарис: «Лезь на ворота»

— Как ты оказался на перекладине ворот с кубком?
— Традиция такая. В «Бенфике» был третий вратарь Паулу Лопеш: в прошлом году закончил, теперь тренирует в команде «Б». Так вот он четыре года подряд забирался на перекладину и поднимал чемпионский кубок для болельщиков. Теперь пришлось мне лезть.

— Кто надоумил?
— После круга почёта подошёл Самарис: «Лезь». Я оторопел: «Да ты чего? Ни одного матча не сыграл – они меня не знают». А он: «Давай-давай. Ты заслужил этот кубок так же, как и все». Меня подсадили на ворота, и я поднял трофей. Прикольно было. Вот что значит коллектив. Я пришёл в январе, молодой вратарь, а ребята и тренер всё равно относятся с уважением. Но ещё больше запал в душу другой момент.

— Какой?
— После финального свистка обнялись с тренером вратарей. Мужику 40 лет, а он стоит, в плечо мне плачет.

— Расчувствовался?
— У него мама месяц не дожила до первого чемпионства сына, и Фернанду всё корил себя, что за работой недодал ей внимания, заботы.

— Третьему вратарю медаль положена?
— Дали. Ни одного матча ещё не сыграл, а уже две медали (смеётся)! За Суперкубок и чемпионство. Обе родителям отвёз.

— Конкуренцию первому номеру создавал – значит, вклад в победу тоже внёс.
— Я ещё ассистентом тренера подрабатывал (смеётся). За два года в дубле настолько хорошо изучил методику Фернанду, что иногда Свилару и Одиссеасу объяснял суть упражнения: это так делаешь, это – так.

— Титул бурно отмечали?
— У каждой команды в Лиссабоне есть своя площадь, где она празднует победы. У «Бенфики» — Маркеш-де-Помбал. Пока до неё доехали на чемпионском автобусе, там уже более полумиллиона человек собралось. После победы «Порту» «Бенфика» провела сезон под хэштегом #reconquista (отвоёвывание в переводе с португальского). С одной стороны победы ждали, но после неудач в первом круге её восприняли как чудо. Для поклонников «Бенфики» это реально был праздник, как Новый год или день рождения. И мы с ними танцевали, дурачились, пели.

— Продолжение банкета было?
— На следующий день был приём в мэрии, потом командный поход на пейнтбол и ужин со спонсорами под открытым небом. Три дня торжества продолжались.

«Платил тысячу арендаторам на «Октябре», чтобы в футбол поиграть»

— Ты никогда не раскрывал в прессе истинной причины ухода из ЦСКА. Сделай это сейчас.
— Я всегда нормально проходил медосмотры, а в юношеской сборной что-то пошло не так. После ЭКГ сказали: «Есть проблема, не можем тебя вызвать». Возвращаюсь в клуб, прихожу на тренировку – то же самое: «Извини, раз в сборной играть запретили, мы тоже не можем разрешить до обследования». Думаю: «Ё-моё». Позвонил агенту, Андрею Талаеву, обрисовал ситуацию. Поехали в больничку, сдал анализы. Всё в норме. Обратился в Тюмени к врачу-аритмологу, кандидату медицинских наук. Тот обнадёжил: «Это возрастное, нестрашно».

— А оказалось?
— Столичные врачи, видимо, решили перестраховаться и допуска к тренировкам не дали.

— Твоя реакция?
— Честно? Уже смирился, что придётся заканчивать. В ЦСКА от тренировок, естественно, отстранили, но позволили остаться в интернате на «Октябре», доучиться в одиннадцатом классе, подготовиться к ЕГЭ. Мысленно готовился к поступлению в вуз, раздумывал, куда пойти работать. По вечерам только в футбольчик с арендаторами гонял. Подходил к мужикам: «Можно с вами?». — «Тысяча рублей». Что делать, платил и играл. Иногда пацанов из команды просил втихаря постучать по воротам. В мае окончил школу, в июне расторгли по обоюдному согласию контракт, вернулся домой, в Тюмень.

— Сколько в итоге пауза составила?
— Девять месяцев, с декабря по сентябрь. Зато накопил сил, эмоций. Что ни делается – к лучшему. Я ни на кого не в обиде.

Фото: Алёна Сахарова, «Чемпионат»

«В дубле Головин больше на замене сидел»

— Ты же привлекался к тренировкам первой команды ЦСКА?
— Вячеслав Викторович Чанов подтягивал. Раз проходил летний сбор с основой в Ватутинках. Наверное, испытывал мандраж рядом с Игнашевичем, Березуцкими, но подробности забылись. Память дырявая стала – главное, чтобы руки дырявыми не были (смеётся). С Акинфеевым точно не тренировался. Отпечатались в памяти советы Чанова: не обязательно прыгать, если можно добежать до мяча; рука в броске должна первая идти, а за ней уже всё тело. Много таких профессиональных хитростей. Когда Викторыча перевели в академию, приходил к нему поработать дополнительно. Чанов перестроил моё мышление, научил не бояться, идти на мяч до конца, руками. Мне потом в Португалии на просмотрах эти навыки здорово помогли. Сказались и четыре года работы с Александром Григорьевичем Шульгой в Тольятти. В академии и живые примеры перед глазами стояли достойные – Крицюк, Фильцов.

— С другим сибиряком, Головиным, в «армейской» молодёжке общались?
— Он 1996-го, я – 1997 года. В ЦСКА только познакомились, поиграли немного. А в повседневной жизни я больше с Мишей Соловьёвым общался, он вообще из Хабаровска, сейчас по второй лиге ходит, пытается зацепиться.

— Головин в 16-17 лет выделялся?
— Техника уже тогда была в порядке. Пасы раздавал, на дриблинге уходил, легко крутил мяч в любой угол. Юношескую сборную на чемпионате Европы тащил, а в дубле ЦСКА больше на замене сидел. Хотя все парни его выделяли. Пример Головина – лишнее подтверждение того, что каждому футболисту важно встретить тренера, который в него поверит и раскроет.

— Кто в коллективе котировался выше всех?
— Свят Георгиевский был как Голова. Техничный, хладнокровный. Подсечь мяч, отдать передачу пяткой, забить – всё умел. Вот на него, как я понимаю, возлагались большие надежды. Юра Бавин тоже на виду был. В России его ставили защитником, а в Португалии сделали опорником, потом «восьмёркой», «десяткой». Сейчас он в «Урале».

— Многие друзья закончили с футболом?
— Среди моих приятелей по ЦСКА таких вроде нет. Из нашей тольяттинской пятёрки все в футболе. Недавно в соцсетях списались с товарищем детства Денисом Куфиным. С шести лет знакомы, я играл за «Тюмень», он – за «Сибирь». Денис рассказал свою историю: на тренировках тащил, отбивал, а на игру выходил – не знал, что делать. Пришёл к выводу: в России чересчур мало внимания уделяется выбору решений.

— Объясни.
— У нас учат конкретным техническим элементам: как поймать мяч, как отбить, ввести в игру. Как реагировать на конкретные игровые ситуации, мало кто объясняет. Посмотри на Нойера: в техническом плане – ловля, падения и т.д. – не идеально образован. Зато суперобразован в принятии решений – потому и считается вратарём топ-уровня. Выйти, остаться, отдать короткую передачу, длинную – он чётко знает, что делать в каждом эпизоде. Онана из «Аякса» такой же – я любовался его игрой против «Тоттенхэма». Мне нравится, что в «Бенфике» мы постоянно моделируем игровые моменты и учимся «читать» соперника, принимать верные решения, а не просто отбивать и ловить мячи.

— Извини, а Денис Куфин тут при чём?
— Закончив карьеру, он стал тренером вратарей. Ездит на международные конгрессы, приобретает знания и делится ими с маленькими детьми в Новосибирске. Учит их как раз принятию решений. Парню всего 22 года, но я думаю, он достигнет вершин в тренерской профессии.

Фото: Алёна Сахарова, «Чемпионат»

«Обмазался зубной пастой – соседи, африканцы, смотрели, как на сумасшедшего»

— Как ты попал в Португалию?
— После возвращения в Тюмень прошёл курс реабилитации под присмотром кардиолога. Результаты анализов обрадовали, врач дал добро на возвращение в большой спорт. Агент сообщил, что может появиться вариант в Португалии, и я начал готовиться. Вписался в команду «Прибой» при университете диспетчеров. Команда интересная, денежная, на сборы в Турцию ездит, недавно чемпионат Европы среди любителей выиграла. Я даже всерьёз подумывал там остаться, если с «Лейрией» не срастётся. Поступил бы в вуз, а в свободное время поигрывал за «Прибой» — не худший вариант.

— Ты реально мог стать авиадиспетчером?
— Получается так. Тренировался с «Прибоем», потом попросился в ФК «Тюмень» – позаниматься с ними, для поддержания формы. Евгений Саныч Маслов, мой первый тренер, разрешил. Работал по полной программе, наравне с другими вратарями, меня даже хотели на контракт посадить. Предложил им: если не получится в Португалии – сразу к вам. «Тюмени» этот вариант не подошёл, я вернулся в «Прибой», сыграл несколько матчей по любителям. Параллельно бегал на улице, на коробках с друзьями – где попало. Получал удовольствие от футбола. А в сентябре через Москву отправился в Португалию. Агент сдержал слово.

— В «Лейрии» вас целая банда из бывшего Союза собралась.
— 7-8 человек – россияне, молдаване. Я на посторонние вещи не отвлекался. Александр Николаевич Толстиков дал шанс, и кроме футбола меня ничего не интересовало. Поспать, поесть – и тренироваться, тренироваться, тренироваться. Я понимал: если покажу себя в «Лейрии» — возможно, ещё куда-то возьмут. Из тренажёрного зала не вылезал, дома отжимался от стульев, поднимал бутылки с водой, с песочком. Изучал вопросы питания, читал специализированные книги, статьи. Эти 3-4 месяца в «Лейрии» мне реально многое дали. Конечно, непривычно было спать в зале, мёрзнуть без отопления (привычная тема для Португалии), но всё это мелочи по сравнению с желанием вернуться в футбол.

— Ты там ещё и кулинаром сделался?
— С Колей Чеботарём, молдавским вратарём, полы мыли, кулинарили. Мне всё в кайф было: картошки нажарим, поедим, посуду перемоем, в магазин сходим. В «Лейрии» я научился думать о завтрашнем дне. Раньше такой необходимости не было: дома мама готовила, в академии в Тольятти шикарное питание было – как раз перед моим приездом в 2009 году там новую базу построили, попал в «Коноплёвку» в идеальные для школы четыре года. В ЦСКА тоже кормили, а в Португалии пришлось учиться самому себя обслуживать.

— Питание не входило в «стоимость билета»?
— Толстиков выдавал нам купоны в кафе, нанял повара, но иногда после тренировки туда неохота была идти, и мы с Колей начали потихоньку сами куховарить. Рис покупали, гречку в русском магазине нашли – рублей 200-300 на наши стоила. Деликатес! Мне эта взрослая жизнь сразу понравилась. Я ещё умудрялся со своей небольшой зарплаты что-то откладывать. С тех пор приучился планировать расходы: эту часть можно потратить, а эту – нужно отложить.

— Ещё один малоизвестный факт твоей биографии – просмотр в «Спортинге».
— Это был очень эмоциональный момент – первая возможность попасть на Западе в топ-систему. Желание проявить себя зашкаливало – головой мячи отбивал! Условия были как в армии: двухъярусные кровати, 6-7 просмотровых человек в комнате, и все – разных национальностей! Кто-то просыпается в три ночи помолиться, у кого-то другие ритуалы. Там я тренировался со своим годом, в команде U-19, и пару занятий провёл со вторым составом.

— И как?
— Юниоры тренировались на искусственном поле. А я же на эмоциях – вышел доказывать, прыгаю, стелюсь. Разодрал бока в кровь. Зелёнки нет. В медпункте один раз дали непонятную мазь – не помогла. К докторам подойти постеснялся – ещё за плаксу примут. Полез в Интернете искать, как ссадины подсушивать. Вычитал, что зубная паста помогает. Обмазался ею – соседи, африканцы, смотрели, как на сумасшедшего. Спать ночью не мог – жгло страшно. Наутро просыпаюсь – о, корочка есть, порядок. Все две недели, что там был, этой пастой мазался – больше на болячки извёл, чем на зубы.

— Что на выходе?
— Тренерам понравился, хотели оставлять. На неделю вернулся в «Лейрию», и тут Толстиков звонит: «Приезжай на стадион, с формой. Ещё в одно место поедем». Куда – не сказал: интрига. Сел в машину: «Куда едем?». Помощник Толстикова отвечает: «В «Бенфику». Ничего себе, думаю! Приезжаем: по условиям – небо и земля. Если у «Спортинга» база за городом (глушь, степь, коровы пасутся), то в Сейшале люди живут, речка рядом, на другом берегу – Лиссабон. Номера на базе – как в отеле. Меня ещё и одного поселили в двухместный – вау! Сразу во вторую команду направили. А там Виталик Лысцов – встретил, объяснил, что и как в клубе устроено. Неделю меня посмотрели, потом – ещё одну и предложили остаться, хотя самому казалось, что в «Бенфике» показал себя похуже, чем в «Спортинге».

— По деньгам выиграл?
— Вообще без разницы был размер зарплаты. Дали бы 100 евро – на базе жил бы, лишь бы играть.

— Как там Лысцов?
— Восстановился после тяжёлой травмы, набрал хорошую форму. Не знаю, как в дальнейшем его карьера сложится, но тренер по физподготовке, реабилитолог – все ставят его в пример как образец ответственности.

«За всё время в Португалии у медиков всего один вопрос возник…»

— Португальские медики, как я понимаю, противопоказаний игре в футбол не выявили?
— Перед первым медосмотром в «Бенфике» побаивался: что там ЭКГ покажет? Сам у врача спросил: «Всё нормально?». Он: «Да, окей». За всё время в Португалии единственный вопрос у медиков возник по зубам: камни чистить будешь?

— Судя по тому, как развивается твоя карьера, может быть, тот диагноз и к лучшему был?
— Без вопросов – к лучшему. Я попал в Португалию, мне открылся новый мир. Сейчас в «Бенфике» не отхожу от спецов по физподготовке, восстановлению, диетологов: мне всё интересно! Это мои лучшие друзья в команде. Люди открыты, делятся информацией, и я её с благодарностью впитываю. С улыбкой вспоминаю собственные опыты над организмом.

— Например?
— После прочтения автобиографии Махатмы Ганди отказался от мяса в «Лейрии». Неделю не ел, совсем белый стал, а всё равно держался. Потом понял: так нельзя, профессиональному футболисту нужно есть много и качественно. Читаешь байки ветеранов: потренировался – пивка выпил, сыграл – водки накатил. Сейчас такое невозможно себе представить – это физически тяжело при современном ритме жизни и нагрузках футболиста. Поэтому с каждым годом спортсмены всё мощнее, здоровее и крупнее. Спрос растёт, прогресс идёт.

— Следишь за тем, чтобы вместе с витаминами и прочими протеинами в организм не попало что-то запрещённое?
— Без ведома врача ни одной таблетки не приму. Узнают – оштрафуют. Раз пошёл в аптеку, купить «Вольтарен». Думаю, помажу дома мышцу – что такого? Прихожу на базу – ко мне доктор: «А ты что, в аптеке был?». Я в изумлении: «В смысле?». — «Мне сказали, какую-то мазь покупал».

— Откуда узнал?
— Доложили. Все хотят быть знакомыми с людьми из «Бенфики», а медики вообще тесно между собой общаются. «Если что-то хочешь купить – сначала у нас спроси», — предупредил меня врач. Я всё понял.

«Самолёт болтает, соседи плачут, молятся в голос»

— В Сейшале уже узнают?
— Бывает. Идёшь в магазин – «О, привет, Иван, как дела?». В одном кафе владельцы, болельщики «Бенфики», наотрез отказываются брать деньги, кормят бесплатно. Я им в качестве благодарности то шорты, то футболку принесу.

— Русских легионеров «Бенфики» в Лиссабоне помнят?
— Пару раз спрашивали: «О, ты из России – Овчинникова знаешь?». Про Мостового рассказывали: умный, образованный человек, всё книжки читал. Профессионал. Про другого говорили: много пьёт, но бегает как лошадь, без фамилий (улыбается).

— Что местные спрашивают о России?
— «Есть ли жизнь в Сибири? А торговые центры?». «Нет, — говорю, — ничего нет, только леса». «

Комментариев (0)
2+4=
Оставляйте отзывы к казино и получайте призы!
© 2017-2019 top-onlinekasino.com | Контакты
Казино онлайн, онлайн казино, На сайте нет игр на деньги, сайт носит информационный характер.
Разработка сайта
Студия «Шаманим»