Последние комментарии

Взять детей и объехать полсвета. Это вообще возможно?

Объехать пол мира, чтобы найти любовь — звучит, как прекрасное начало для художественного романа или модного фильма в стиле «Ешь.Молись.Люби». Но что, если можно пойти от обратного, и найдя свою любовь, отправиться открывать новые горизонты, покорять бурлящие споты и подниматься на заснеженные вершины?

История Оли Раскиной и Кирилла Умрихина именно об этом.

— Как вы познакомились?

Кирилл: Я знал Олю давно, в первый раз её увидел, когда поехал в Египет, я был фотографом на фестивале в Хургаде. Я знал, что там будет Ольга Раскина, она там участвовала, а мне надо было её сфотографировать. Тогда мы с ней пересеклись буквально на 5-10 минут. Годы спустя я стал тим-менедженром в Quiksilver и Roxy, Оля приезжала раз в полгода, она занималась виндсёрфингом. Никто до конца не понимал, что это за вид спорта, но она круто каталась, поэтому мы её поддерживали (улыбается).

А ещё она показывала невероятно красивые фотографии с разных концов света и опять уезжала. Однажды она приехала и привезла невероятную съёмку Лены Бэм с Маврикия, с вертолёта. Когда я увидел эти фотографии, я просто прозрел. Подводные рифы, виды с вертолета, Оля едет по волне, это было так красиво, что я сказал, что тоже хочу так снять. Она предложила это организовать. Так всё и закрутилось.

Оля Раскина
Оля Раскина
Фото: Из личного архива Кирилла Умрихина

Оля: Мы действительно редко виделись, получалось, что я привозила свой годовой отчёт, Кирилл его одобрял и высказывал какие-то пожелания, чисто деловые отношения (улыбаются).

— Оля, как именно ты пришла в виндсёрфинг?

Оля: Я каталась на сноуборде, у меня была травма, потом мы с друзьями поехали в Дахаб. На тот момент Египет был настоящей Меккой для летних видов спорта, это было ещё до революций и всяческих политических катаклизмов. Там проходили очень крупные соревнования. И буквально через месяц после того, как я начала кататься, мне предложили работу на станции “Пять Квадратов”. В Швейцарии очень много озёр и там виндсёрф — это очень популярный вид спорта. Я осталась и научилась кататься.

Оля Раскина — атлет Toyota Team Russia
Оля Раскина — атлет Toyota Team Russia
Фото: Из личного архива Кирилла Умрихина

— Можете вспомнить какой-нибудь момент из совместной вылазки, когда вам было страшно?

Оля: У нас на закате, буквально за полчаса до темноты была короткая вылазка на самый сложный сёрф спот, который называется «One eye». Я была в воде, а Кирилл с нашей общей подругой Леной снимали. Как только я вылезла из лодки, стало понятно, что кататься нельзя. Были не просто очень большие, а гигантские волны, просто какой-то ад! Выгрести на волну не было никакой возможности. И в этот момент мы услышали крики, причём это уже были даже не крики о помощи, человек просто тонул и кричал из последних сил. Я начала подавать ребятам на лодке знаки, чтобы они не уплывали, а посмотрели, что происходит, сама тоже пыталась грести в ту сторону.

Оказалось, что на соседнем споте, обычного снорклера жёстко месит волна, его бьёт об риф, потом тащит по этому же рифу, из-за этого он весь в крови, вдобавок ко всему он ещё и захлёбывается.

Человек просто тонул! А лодка из-за того, что были очень большие волны, а воды было мало, не могла подойти к рифу, она была слишком тяжёлая. Поэтому ребята пошли с другой стороны, бросили ему верёвку, он успел её схватить. И в этот момент приходит гигантский сэт! Следующее что я увидела – это как идёт волна, лодка даёт полный газ и просто вылетает на уровне 2-3 этажа. Было очень страшно, потому что мы не знали, что будет дальше. Если вдруг лодка перевернётся, то придётся спасать уже не одного человека, а всю команду. А как это делать я не представляла, ведь на Маврикии нет даже спасателей. На берегу я узнала, что ребята успели вытянуть француза за зону обрушения, где его подобрала другая лодка.

Однажды у меня сломало оборудование, меня полоскало на рифе, а Кирилл пытался меня спасти.

Оля: Когда спасали ребят, это была самая страшная ситуация. У меня была похожая история, однажды у меня сломало оборудование, меня полоскало на рифе, а Кирилл пытался меня спасти. Но я примерно понимала, что надо делать, поэтому мне было чуть проще.

Кирилл: Мы были в море, она пыталась проплыть к нам, её били волны, мы дождались пока можно будет пройти внутрь рифа, прошли, но её опять унесло, мы ждали пока можно будет выйти. И вот так гонялись за Олей минут 40, пока её не вынесло к нам.

Фото: Из личного архива Кирилла Умрихина

— Что важно учесть в физической подготовке при попадании в такую ситуацию?

Кирилл: Очень важно психологически быть готовым и нельзя сразу лезть в большие волны. Волны этим и хороши, что даже когда тебя маленькая волна шибанёт, прокатит, ударит, то человек сразу очень ясно понимает, что будет, когда они будут больше. В этом случае инстинкт самосохранения начинает работать на 200%, в отличие от других видов спорта.

Фото: Из личного архива Кирилла Умрихина

— Что вы делает, чтобы успокоиться в такие моменты?

Кирилл: Я на первых порах представлял себя дельфинчиком. Когда меня начинало крутить, я представлял, что это на самом деле очень круто и меня это успокаивало.

— Сколько дней в году вы проводите в поездках?

Оля: Половину, наверное, месяц в Москве, месяц в поездке. Кирилл точно больше.

Кирилл: Проблема таких поездок в том, что если ты фотограф, то ты практически обязан ехать на месяц. Приливы, волны, ветер всегда очень непредсказуемы, это зависит в том числе и от луны. Поэтому необходимо находиться в поездке весь месяц, чтобы застать все стадии луны и все стадии приливов и отливов. В этом плане гораздо проще сноубордистам, там можно всё успеть буквально за 10 дней.

В сентябре я выиграл грант и организовал экспедицию на Командорские острова. Там я звонил Оле по спутниковому телефону, а она мне говорила: «Ребята, у вас четыре дня до шторма! Вам надо сваливать!»

— Какая самая крутая поездка где вы были вдвоём, и где по отдельности?

Кирилл: Вдвоём самая крутая поездка – последняя, мы недавно вернулись с Гавайских островов. Эту поездку мы постоянно переносили из-за детей, постоянно ездили на Маврикий, к которому уже привыкли. И вот Оля решила подарить мне на день рождения билеты, чтобы перестать это дело откладывать (улабается).

Один я за последний год участвовал в нескольких крутых проектах. Один был связан с экспедицией в Антарктиду, а в сентябре я выиграл гранд, проект называется Nikon special project, и организовал экспедицию на Командорские острова. Там я звонил Оле по спутниковому телефону, а она мне говорила: «Ребята, у вас четыре дня до шторма! Вам надо сваливать!», «Ребята, у вас три дня до шторма! Уезжайте оттуда! Ноги в руки!», «Ребята! Через два дня к вам придёт такое, что, как сказал капитан, блевать будут все! Сваливайте!». Там не было вообще никакой связи, интернета, поэтому мы в три часа дня связывались, и она нам передавала сводку метеоновостей.

Фото: Из личного архива Кирилла Умрихина

Оля: Я одна ездила на Мадагаскар, мы снимали проект для авиакомпании «Air Madagascar». Как только я прилетела, меня тут же забрали на такси, отвезли на побережье, посадили в какую-то пирогу, и местные ребята, сначала, гребли, потом поставили парус. Мы очень долго добирались до маленького острова. Пока ты едешь под тобой проплывают просто гигантские скаты, и ты не просто боишься упасть, ты боишься даже чихнуть или кашлянуть, они в пять, в шесть раз больше доски для виндсёрфинга (смеётся). За ними различные змеи, черепахи, как в аквариуме.

— Если выбирать, то для вас ближе волны или горы?

Оля: Для меня волны — это постоянный азарт, ты постоянно чему-то учишься, когда выходишь кататься. Во фрирайде тоже безумно сложно оценить все риски, не пропустить и не попасть ни под какие лавины, но ты можешь так построить своё катание, чтобы всего этого избежать. А на волнах этого сделать нельзя.

Кирилл: Если бы у меня была возможность выбора, то я бы сделал всё, чтобы не выбирать. Невозможно отделить одно от другого. Самое идеальное – совмещать эти две невероятно мощные стихии.

— Какое место вы бы выбрали чтобы переехать туда на какое-то время?

Кирилл: Мы потому и ездим там много, что ищем своё место (улыбается). Оно есть у нас в голове, но найти его в реальности очень сложно. Найти идеальную страну или город сложно, но нам так или иначе придётся определиться в течение ближайших нескольких лет, потому что детям скоро идти в школу.

Фото: Из личного архива Кирилла Умрихина

— Путешествия – это мечта детства или появилась уже во взрослой жизни?

Кирилл: Моей мечтой это стало с фотографией, я хотел фотографировать горы, но при этом я не жил в горах, поэтому пришлось туда ездить. Океан пришёл вместе с Олей, ворвался в мою жизнь большой волной и не оставил выбора.

Оля: Я была студентом-ботаником, училась в Москве, но понимала, что если жить так весь год, то я просто сойду с ума. Поэтому старалась так устроить свою учёбу, чтобы зимой уезжать в горы. Путешествия делали мою жизнь насыщенной и полной, так и сейчас.

— Что изменилось в плане поездок с рождением детей?

Кирилл: Всё! (смеётся) На самом деле я начал кататься, после рождения детей. Раньше Оля каталась, а я был с камерой. С рождением детей получилось так: Оля катается – я с ребёнком и с камерой, Оля перестала кататься, она с ребёнком, а мне снимать некого, поэтому я начинал кататься. Очень сильно изменилось планирование поездок, теперь надо заранее всё жёстко и чётко продумать, билеты, жильё, даты, время. Конечно, бюджеты изменились, путешествия с ребёнком, а теперь с двумя, стали гораздо дороже.

Фото: Из личного архива Кирилла Умрихина

— Ваш маст вещей, которые вы собираете в поездку? Складывается ощущение, что вы вывозите пол квартиры.

Кирилл: Это факт! Люди удивляются, как я могу это разом перевезти. Как это можно впихнуть в машину, таксисты вообще не понимают, как это влезает в их машину. Для меня обязательна фототехника, для Оли это спортивная экипировка, у нас около дома есть целый склад с её экипировкой, мы снимаем помещение, где лежат только доски и паруса.

Дальше собираем вещи, но стараемся много не брать, может получиться один чемодан на двоих. Потом начинаем собирать детей, обязательно берём велосипед, беговел. Со вторым ребёнком мы открыли прелесть нашей коляски Thule Urban Glide. Не понимаю, как мы раньше жили без неё, без этих больших колёс, способных проехать абсолютно везде. Это даже рекламой назвать сложно, это прям самая необходимая вещь (после камеры и виндсерфов, разумеется). Так же у нас есть ещё вело-прицеп Thule Chariot, который зимой можно “обуть” в лыжи и бегать по лесу с ребенком в повозке за спиной. Лыжники вокруг очень впечатляются, а ребёнок внутри спит. Вся семья, так сказать, в спорте.(улыбается).

— Старшего ребёнка уже пробовали ставить на доску, на лыжи или на сёрф?

Кирилл: Он катается на бодиборде, это такая доска, на которой лёжа катаются по волнам, причём он про него сначала забыл, а в последний день на Маврикие вспомнил, и мы перед самолётом пошли на берег, где он поймал волну. Этой зимой мы поставили его на лыжи, сейчас мы сдали его в группу, и он уже начал кататься сам. Для детей лучше лыжи, чем сноуборд, они развивают, потом он сам решит, чего хочет.

— Какие сейчас есть трендовые виды спорта для детей?

Кирилл: Беговел, который популярен в России, вызывает шквал эмоций в Европе и в Америке, потому что у всех самокаты, на которых дети устают, а здесь если ребёнок устал, то он может остановиться, посидеть.

Фото: Из личного архива Кирилла Умрихина

— Есть вещи, которые вы постоянно откладываете из-за переездов?

Кирилл: Ремонт дома, также есть мысли о создании какого-то комфортного пространства, разбор чемоданов. Не всегда получается работать с Москвой, из-за разницы часовых поясов. Но я не сказал бы, что это проблема.

— Куда поедете дальше?

Кирилл: Я хочу отправиться куда-нибудь без детей, потому что вдвоём мы ездили только в Париж, но перед вылетом я травмировал спину и почти не ходил. Куда пока не знаю, но очень хочется посмотреть Австралию или Новую Зеландию, это последний материк, где мы ещё не были.

Комментариев (0)
2+4=
Оставляйте отзывы к казино и получайте призы!
© 2017-2019 top-onlinekasino.com | Контакты
Казино онлайн, онлайн казино, На сайте нет игр на деньги, сайт носит информационный характер.
Разработка сайта
Студия «Шаманим»