Последние комментарии

«У нас уже есть согласованная программа развития с Valve»

Компания WePlay! в течение нескольких лет проводила киберспортивные турниры, организовала LAN-финал в Киеве в 2016 году, но после этого пропала с глаз общественности. Турнирный оператор вернулся осенью 2018 года с целым ворохом новых чемпионатов по разным дисциплинам. Их оригинальный подход к организации турниров вызывает самую разную реакцию и множество вопросов. Мы пообщались с Юрием Лазебниковым и Олегом Кротом, управляющими партнерами WePlay!, чтобы узнать, что происходило с компанией последние несколько лет, о средствах на проведение турниров и сотрудничестве с Valve.

— Вы рассказывали, что увлекались играми в школе и университете, а позже решили превратить это в свой бизнес. Почему организация турниров, а не собственная команда или компьютерные клубы?

Олег Крот
: Все началось в 2004 году. Тогда мы взялись за организацию турниров просто потому, что сами играли и нам было интересно соревноваться с другими людьми, а площадок для этого не было. Не существовало ни Twitch, ни киберспорта как такового. Люди, которые хотели соревноваться между собой, были достаточно ограничены в инструментарии. И мы решили предоставить им такую площадку.

Олег Крот.
Олег Крот.
Фото: пресс-служба WePlay! Esports

Первые несколько лет это было просто хобби, а в 2007 году у нас появился первый компьютерный клуб. За следующие три года их стало четыре. Тогда организация турниров стала способом промоушена этих клубов. На тот момент никаких инструментов для заработка серьезных денег в индустрии не было, а это был хороший способ привлечь внимание к компьютерным клубам. Самое интересное, что они до сих пор существуют. Летом будет проводиться ребрендинг и обновление оборудования, так что этот бизнес продолжает работать. Просто он уже не является настолько важным в нашей структуре, как раньше. Таким образом желание играть сначала стало организаторским хобби, а потом превратилось в бизнес.

Мы постепенно развивались, но к 2009-2010 году управление компьютерными клубами потеряло для нас актуальность, тем более что на тот момент у нас уже были управляющие, которые ими занимались. А мы переключились на то, что нам на тот момент показалось серьезным делом: интеграциями, построением интересных инфраструктурных объектов в сфере IT. Вернулись мы к этой теме только в 2012 году. IT-бренды, с которыми мы сотрудничали до этого, попросили нас поднять киберспорт на следующий уровень — отойти от клубных мини-турниров и начать что-то большое в онлайне. Как раз тогда появился Twitch, новые инструменты, много сайтов, и мы на это отреагировали моментально. С той группой людей, которая занималась проведением клубных турниров, мы начали создавать команду того WePlay!, который существует на данный момент. В нее вошли энтузиасты, которые уже получали зарплату, занимались локальными турнирами, а теперь взялись за онлайн-чемпионаты и получили задачу делать LAN-финалы.

Изначально в команде WePlay! было несколько человек, в арсенале которых был посредственный сайт, который позволял разве что рассказать о том, что мы собираемся проводить. Потом появился турнирный модуль, новостной блок и другой функционал портала. И апофеозом этой стадии развития стал наш турнир, который мы проводили в Киеве, в Международном Выставочном Центре. Мы арендовали два павильона и провели, наверное, на тот момент самый большой ивент в Киеве: 20 тыс. кв. м., трибуны на 5 тысяч человек, среди команд-участников — чемпионы мира по Dota 2. Подобного до нас никто не делал. Были ребята из StarLadder, которые проводили хорошие турниры, но «Киев Киберспорт Арена» — это 800 квадратов компьютерного клуба…

— После этого LAN-турнира WePlay! пропала с глаз широкой общественности. Вернулась студия только в сентябре 2018. С чем это связано?

О.К.
: Тот турнир стал апофеозом предыдущего этапа развития: большое количество зрителей, какое-то количество факапов, понятное дело. Но когда он закончился, мы поняли, что, как украинская компания без большого медийного инвестора и масштабного представительства на западном рынке, мы дальше развиваться не сможем.

Триггером послужил звонок из британского офиса компании Kingston, представители которой были настолько без ума от турнира, что захотели стать нашим спонсором. Мы выслали им спонсорские пакеты, они посмотрели, сказали: «Как все дешево и классно! Давайте мы возьмем самый дорогой». По-моему, на тот момент это было 50 тыс. евро. Мы пригласили их к нам в офис, но когда они поняли, что мы находимся в Киеве, оказалось, что они не имеют полномочий заниматься нашим регионом. Для этого в структуре компании существует региональный представитель, который пришел к нам, но уже с бюджетом СНГ. Конечно, он нам предложил не 50 тыс., маркетинговые бюджеты региональных офисов отличаются от глобальных, ведь наш рынок не настолько богат, как западный.

Именно эти переговоры подсказали нам, что декларируя нашу компанию как украинскую, которая ищет себе украинского инвестора и ориентируется на рынок СНГ, мы не сможем конкурировать с международными киберспортивными гигантами. Да, мы все еще можем делать хороший продукт, но возможность получения средств на его производство вызывала сомнения.

Можно было и не надеяться на возможность покупать те камеры, делать ту студию, нанимать тот персонал и платить те призовые фонды, которые может позволить себе компания, скажем, из Германии. При том, что продукт этот может быть худшего качества, чем наш.

— Каких партнеров вы искали?

О.К.
: Большинство украинских инвесторов — это люди из 1990-х, заработавшие деньги оригинальным образом и не подходящие нам как партнеры. Мы же искали людей, которые хотят в мир, хотят на Запад. Поэтому мы приняли решение, что будем идти за инвестициями и искать партнеров со smart money. Не ребят, у которых просто есть деньги, а тех, кто нас может научить, как работать на Западе, как вести дела с точки зрения юриспруденции и финансов, как перейти на другие формы отчетности, как сделать свой бизнес прозрачным перед партнерами. Как стать компанией, которая не просто имеет оффшор, через который пропускает деньги и числится якобы в Австрии, а компанией, которая на самом деле работает по западным правилам, принимает их. И благодаря этому надеется на получение соответствующих преимуществ: расширенный список инвесторов и более дешевое «топливо», то есть деньги.

Юрий Лазебников.
Юрий Лазебников.
Фото: пресс-служба WePlay! Esports

И эту попытку преобразовать свой бизнес мы успешно реализовали в конце 2017 года, когда к нам присоединился международный инвестиционный фонд. Во многом он состоит из выходцев из Украины, но это молодые ребята с горящими глазами и светлыми идеями, нам было чему поучиться. Благодаря этому за 2018 год мы совершили четвертую перезагрузку WePlay!.. Теперь наша компания стала ориентироваться не только на русскоязычную, но и на англоязычную аудиторию. Мы получили юридическую, бухгалтерскую и учетную западную прописку и начали работать по правилам, которые подходят инвесторам за рубежом.

Сейчас этот этап продолжается, и одним из ключевых его процессов является открытие важного представительства в Северной Америке, начало работы которого запланировано на весну этого года. Мы планируем открытие не только офиса, но и целого студийного комплекса в Калифорнии. Так WePlay! осядет сразу на двух частях земного шара, имея возможность работать во временной и юридической зоне одного из самых обеспеченных и перспективных рынков мира. При этом мы сохраним все преимущества работы в Украине: здесь сумасшедшее количество талантливых ребят и с точки зрения IT и программирования, и с точки зрения медиа.

— На какие средства раньше существовала компания и стоят ли сейчас за ней какие-то инвесторы?

О.К.:
Раньше это были деньги мои и Юрия Лазебникова. Мы всегда достаточно неплохо зарабатывали и находили тот продукт, который мог бы приносить выгоду. На тот момент, когда нам нужно было начать развиваться, у нас было достаточно сбережений. В конце 2016 года мы поняли, что дальше мы не протянем, и не только с точки зрения денег, а скорее с позиции того, как продвигать свой продукт на западном рынке и как стать доверенным партнером инвестора и банка.

Да, сейчас наша команда больше, и средств у нее, конечно же, больше. По большому счету есть два источника инвестирования.

Первый — это JKR Holdings, компания, которая инвестирует в разные проекты и оказывает юридическую и финансовую помощь с точки зрения легальной работы на западном рынке со всеми отчетами и документами. Второй — это мы с Юрием Лазебниковым, являющиеся основными менеджерами по управлению компании.

Мы не только управляющие партнеры, но и владельцы большей доли. Мы сохраняем за собой право и возможность управлять компанией, но считаем, что приглашение новых партнеров — хорошая история не только с точки зрения финансов, но и с точки зрения развития.

Следующим этапом станет приглашение в компанию американских инвесторов. Опять-таки не просто людей с деньгами, а тех, кто поможет нам стать большими и узнаваемыми в Америке. И дело не в деньгах, сейчас у нас есть финансовая программа, которую мы принимали не исходя из нехватки средств, а размышляя о том, как сделать лучше, чтобы компания развивалась быстрее. В этой программе нет «серых пятен» или нехватки какого-то ресурса, но при этом нашей основной задачей будет партнерство с крупными американскими холдингами.

— Раньше WePlay! был именно турнирным оператором. Сейчас у вас есть штатные комментаторы. Вы перерастаете в студию освещения?

О.К.
: Да, перерастаем. Мы уже запустили студию. За последние полгода с регулярностью раз в месяц зрители могли видеть новый турнир. И команду мы собираем, потому что количество контента, которое мы собираемся выпускать, будет только расти. А это большой объем работы и в офисе. Комментатор работает не только тогда, когда он сидит перед камерой, но и когда пишет сценарий, работает с креативной командой и обсуждает идеи новых турниров.

Если мы возьмем все чемпионаты, которые проходят сейчас в мире, то условно я бы разделили их на два типа: пафосные скучные и не пафосные скучные. Пафосные скучные — турнир с огромным призовым, не будем называть конкретные чемпионаты. В него вложили огромное количество денег, сняли сумасшедшего класса арену, привнесли все последние технологии, которые существуют. При этом с точки зрения освещения, кроме шоу во время открытия, вы видите четыре человека, которые сидят и на своем сленге говорят о вещах, не для всех понятных. И вот этот штамп кочует из турнира в турнир уже лет семь. Просто растет качество картинки и декораций.

Мы бы хотели изменить эту историю. Пока мы только начинаем, но наша работа как турнирного оператора и продакшн-студии является основным компонентом.

При этом она будет развиваться как на территории СНГ, так и в Северной Америке, где у WePlay! точно так же как и здесь будет студия, команда и иностранные таланты.

— Это будут тоже штатные сотрудники или они будут работать на конкретных турнирах?

Юрий Лазебников:
Это будут и штатные сотрудники, и сотрудники, привлекаемые время от времени. Наша задача — создавать конечный продукт, который потребляют спонсоры, аудитория и платформы дистрибуции контента. И это можно сделать только контролируя все ресурсы, которые используются в его создании. У нас был не совсем удовлетворяющий нас опыт привлечения аутсорсинговых ресурсов на разных стадиях, и мы решили, что продукт мы можем сделать только той командой, которая полностью контролируется WePlay!.. Поэтому мы берем на работу и комментаторов, и аналитиков, и дизайнеров, и операторов — всех людей, которые вовлечены в проект 100% своего времени. А иногда и 200, и 300%.

WePlay Dota 2 Winter Madness
WePlay Dota 2 Winter Madness
Фото: пресс-служба WePlay! Esports

О.К.: Я приведу один из примеров. Когда мы только перезапускали WePlay! и делали один из своих первых турниров, у нас было соглашение об обмене персоналом с одной из студий, за которое мы внесли предоплату. У нас было мало своих стримеров и ведущих, с точки зрения обмена мы были не так привлекательны, так что мы признали, что мы слабее и заплатили. И за день до турнира нам сказали: «Мы устали, мы не придем». Понятное дело, что можно судиться, ссориться и даже выносить это все дело в медиа-пространство. Но такой подход не близок нашей стратегии. Мы решили эту проблему своими силами, и, как показал результат, — великолепно.

Так что да, минимально необходимое количество персонала обязательно будет. Будем ли мы приглашать каких-то звезд? Конечно, возможно, не только из киберспорта, потому что шоу хорошо своим разнообразием.

— Считаете ли вы WePlay! конкурентом StarLadder, Ruhub и Maincast? Или вы занимаете какую-то отдельную нишу?

О.К.:
Конечно, мы все создаем медиа-контент. Мы все боремся за одни и те же контракты, за зрителя — за один и тот же ресурс. Так что однозначно мы конкурируем на этом рынке.

Ю.Л.: В чем-то мы конкуренты, в чем-то — партнеры. В чем-то каждый создает свой отдельный продукт, не похожий на другой. Мы стараемся в этом быть чуть более активными, но нельзя сказать, что мы работаем в каком-то другом поле. Мы делаем тот же продукт, может только подаем его по-другому или видим его развитие иначе. Мы их очень уважаем, сотрудничаем, и видим себя не только их конкурентами, но и партнерами на этом рынке.

— Будете ли вы конкурировать за права на проведение или освещение мэйджоров и майноров или вы сосредоточитесь только на своих турнирах?

О.К.:
Конечно, будем.

На самом деле, у нас уже есть согласованная программа развития с Valve, и в апреле мы будем подавать заявки. И совсем скоро мы будем соседями, так что на данный момент мы ведем плотные переговоры. Причем не только в переписке, но и во время личных встреч, в рамках которых мы озвучиваем, что претендуем на проведение мэйджоров и майноров.

Есть определенный чек-лист, по которому нужно пройти прежде, чтобы получить это право, и мы успешно это делаем.

— Artifact серьезно потерял аудиторию, окупает ли идея себя проведения турнира по этой дисциплине?

О.К.:
Однозначно оправдывает. Во-первых, когда ты производишь какой-то продукт, то непременно должен быть инноватором. Это дает тебе шанс прокатиться на хорошей волне, сделать что-то первым, попробовать какой-то новый подход. С другой стороны, это дает определенное количество рисков: тебе и пример не с кого брать, и многое зависит от успеха игры, которая может зайти или нет.

WePlay Artifact Agility
WePlay Artifact Agility
Фото: пресс-служба WePlay! Esports

Для нас турнир по Artifact не являлся коммерчески и финансово чем-то сложным. Нельзя сказать, что аудитории было недостаточно, чтобы привлечь рекламодателей и закрыть какие-то бюджеты. Это новая дисциплина, мы будем продолжать такое делать, мы будем продолжать пробовать. Кроме того, это укрепило наши взаимоотношения с той же компанией Valve, которую было сложно удивить каким-то поточным турниром в популярной дисциплине, поэтому мы считаем, что это классная история. Мы познакомились с новыми отличными талантами, которые будут работать у нас и в том числе в американском офисе, мы завязали тесные партнерские отношения с Valve.

Вы помните, как начала развиваться CS:GO? Ведь эта игра тоже не зашла в самом начале. Valve тогда признали свои ошибки, провели над ними работу и вместе с группой партнеров сделали все возможное для коммерческого перезапуска и успеха игры. Поэтому у меня нет склонности не верить в способность Valve оценивать ситуацию и работать над ошибками.

Там, где мы можем их поддержать, мы будем это делать, чтобы быть частью их будущего успеха. Прыгать на корабль, когда он плывет с крейсерской скоростью посреди Атлантики — задачка непростая. Поэтому если вы определили список партнеров, с которыми вам комфортно работать, то правильнее будет сесть в этот корабль на берегу и поддерживать их в самом начале пути, а не потом делать вид, что все хорошо и теперь и мы взойдем на борт.

Ю.Л.: Как компания мы достигли всех поставленных целей и по работе с аудиторией, и с талантами, и по углублению отношений с Valve. Этот продукт мы положили себе в портфолио. Посмотрим, что дальше будет с дисциплиной.

Мы готовы делать турниры по Artifact, если они применят такую же стратегию, как и с CS:GO: прислушаются к сообществу, вольют бюджеты, изменят игру.

— Впереди третий турнир, а у игры дела все хуже. Вы откладываете его в ожидании патча?

О.К.:
Да, мы ждем каких-то изменений, которые должны произойти в игре. Посмотрим на реакцию сообщества, на реакцию разработчиков, пообщаемся лично с Valve и примем решение, когда он пройдет.

— Ваши турниры отличаются оригинальным подходом. Такова была ваша изначальная идея или ее привнес генеральный продюсер?

Ю.Л.:
Мы планировали это несколько лет. На самом деле то, что вы видите сейчас в эфирах и медиа-пространстве, мы начали планировать еще в конце 2017 года. Просто для того, чтобы реализовать это с технической точки зрения: построить студию, собрать команду — для этого нужно было время. Когда мы начали это делать, мы понимали, что в нашем видении продукт будет ближе к индустрии развлечений, чем к скучным трансляциям с комментаторами и аналитиками.

Мы понимали, что каждый турнир будет иметь свою концепцию и свое лицо. Чтобы аудитория ждала каждый турнир от WePlay! не просто как событие в киберспорте, а как то, что будет запоминаться и о чем могут говорить. Паузы на этом турнире будут ждать и с интересом смотреть. Наш подход — это не спонтанное решение, а работа команды из более чем 60 человек, а сейчас уже из 200, которая обеспечивает создание продукта, который вы видите в эфире.

WePlay Dota 2 Valentine Madness
WePlay Dota 2 Valentine Madness
Фото: Пресс-служба WePlay! Esports

— Не боялись, что это не зайдет?

О.К.:
Если бы мы всего боялись, то мы бы многого в жизни не добились. Так что нет, мы не боялись.

— По общим меркам ваши турниры набирают не так много просмотров и зрителей не смотря на достаточно сильный состав команд и освещения. Вас удовлетворили эти цифры?

Ю.Л.: Все ключевые показатели по просмотрам, которые мы поставили перед собой, мы достигли. Мы прекрасно понимаем минусы наших турниров по их статусу и плюсы по их подаче. Мы абсолютно трезво оцениваем те цифры, которые мы ожидаем в просмотрах, и пока мы их только превосходим. Те цифры, которые мы предоставляем партнерам, тоже достигают всех заявленных целей. Поэтому нет, мы не расстроены, мы удовлетворены на 100% тем, какую аудиторию мы видим.

— Вы уже анонсировали LAN-финалы Tug of War от WePlay!.. Расскажите подробнее о грядущем турнире.

Ю.Л.:
Это серия из трех турниров, которая закончится LAN-финалом. С каждого из турниров будут выделены квоты и будут прямые инвайты. Подробности мы выкатим уже в пресс-релизе, чтобы не было лишних домыслов и ошибок. Сейчас идут переговоры и с региональными партнерами, командами и финальной локацией. Как только мы закроем эти вопросы, мы сделаем анонс.

— Определен ли город?

Ю.Л.:
Определен с определенной неточностью! Мы пока определились с частью света. Осталось ждать совсем чуть-чуть!

О.К.: Мы можем рассказать о стратегии в принципе. Мы от чистого онлайна все больше будем переходить к онлайну и LAN-финалам. Раньше мы этого активно не делали, потому что собирали ресурсы, чтобы эффект от LAN-турнира был таким же, как и от онлайна.

Во-вторых, мы с точки зрения локаций и площадок используем ту же стратегию: нашими якорными точками будут СНГ и Северная Америка. И все, что будет проводиться, будет распределяться между этими регионами.

— Если вы проведете LAN-турнир в Северной Америке, зрители этого региона вам будут очень благодарны. У них в этом сезоне нет ни одного турнира и даже The International забрали.

О.К.:
Значит, будет им турнир! (смеется).

— Часто идут обсуждения о том, что LAN-финалы сложно окупить. Вы не боитесь этой финансовой задачи?

О.К.:
Меня пугает нашествие инопланетян и немного наши чиновники. А все остальное, что касается бизнес-процессов, не пугает. Деньги — хорошее мерило, но одновременно это еще и инструмент. Вопрос стоит в цели, которую вы хотите достичь. Если мы говорим о проведении LAN-турнира как мероприятия, которое имеет позитивный баланс в результате, то никакой первый ивент в плюс не выйдет. Как и в любом другом мероприятии вам нужно утвердить серию турниров, которые в результате вам принесут доход. Такая программа подразумевает под собой этапность: первый турнир уйдет в минус, второй — в ноль, третий — уже в плюс. Это не просто проедание денег инвесторов. И такая программа у нас есть.

Во-вторых, в медийном бизнесе ваша цель — не просто получить какую-то прибыль. Важен объем аудитории, география проведения, темпы прироста выручки. Современная компания успешна не только потому, что она заработала 11 тысяч, потратив 10. Особенно когда речь идет о долгосрочной стратегии.

У нас с планированием все отлично, с достижением результатов тоже. Мы в разы превысили планы по выручке, которые мы поставили себе в этом году и считали маловероятными, потому что продукт новый и мы не знали, как отреагирует аудитория. Я уверен, что так будет и в дальнейшем с LAN-турнирами, но на длинной дистанции, а это 12-24 месяца.

— Tug of War тоже будет поддерживать оригинальные концепции?

Ю.Л.:
Конечно. Вы будете видеть оригинальные концепции, которые будут свежи, радовать аудиторию. Мы будем стараться избегать клише. Это будет отдельный продукт со своим лицом, со своим классом исполнения.

Комментариев (0)
22+30=
Оставляйте отзывы к казино и получайте призы!
© 2017-2019 top-onlinekasino.com | Контакты
Казино онлайн, онлайн казино, На сайте нет игр на деньги, сайт носит информационный характер.
Разработка сайта
Студия «Шаманим»