Последние комментарии

«Равнялся на Куика, но так играть нельзя». У СКА растёт свой Василевский

Если вы следите за юниорским хоккеем, то наверняка слышали о Ярославе Аскарове. Ему 16 лет, но он уже стал основным вратарём сборной U18 и вообще считается одним из самых талантливых голкиперов по своему году. В этом сезоне Аскаров дебютировал в МХЛ за «СКА-Варяги» и съездил на четыре международных турнира. На мемориале Глинки он помог сборной выиграть бронзу, принёс победу на Мировом Кубке вызова U17, дошёл до финала Мирового Кубка вызова U20 (Россия ездит туда с командой U18) и выиграл Турнир четырёх наций U18. На двух турнирах его признавали лучшим вратарём, а впереди у него главное соревнование года – юниорский чемпионат мира.

В паузе между матчами МХЛ мы встретились с ним в «Хоккейном городе» и поговорили обо всём на свете. О детстве, о переезде из Омска в Петербург, о семье, о школе, о его успехах на международной арене и сравнениях с Андреем Василевским.

«В детстве первым бежал в оборону и вставал на ворота»

— Как пришёл в хоккей?
— Папа очень любит хоккей, ходил на матчи «Авангарда» ещё когда команда выступала в СКК им. Блинова. Потом познакомился с мамой, они уже вместе ходили на игры. У нас во дворе была коробка, когда мне было пять лет, родители купили коньки и начали меня потихоньку ставить на лёд. Потом как-то раз пришли с папой и его другом на «Авангард», они начали разговаривать о том, стою ли я на коньках. В итоге узнали, что есть центр «Авангард», и там сейчас проводится набор 2002 года рождения. Брали только тех, у кого была какая-то база, я попал, так как с пяти лет пробовал кататься. Так потихонечку всё и закрутилось.

— Ты сам хотел в секцию?
— Да, мне всё нравилось. В самом начале с тебя нет никакого спроса, играешь в своё удовольствие. Да и до сих пор так, это твоё любимое дело, уже не хобби, а настоящая работа, но она тебе в кайф. Ты получаешь огромное удовольствие от того, что находишься на льду, это шикарное чувство.

— Как стал вратарём?
— В детстве на одном катке 60 человек занимаются. На льду ставят несколько ворот или шин, которые их заменяют, и всех разбивают на группы. Группа сбегала в атаку и бежит назад. Я самый первый бежал в оборону и вставал на ворота. Падал, пытался всё на себя поймать. Полгода покатался игроком, потом тренер увидел что-то во мне, и когда была тренировка на «Арене Омск», предложил попробовать себя на воротах. Мне выдали щитки и ловушку с блином, но не на мой хват. Тогда шайбу ещё толком никто не мог поднимать, приходилось просто падать на лёд и накрывать шайбу. Понравилось, что мне не могли забить. Сейчас всё изменилось, сейчас забивают (смеётся).

— Долго играл не своим хватом?
— Потренировался с этой ловушкой и блином недели две, было вообще неудобно. Потом полгода катался в обычных полевых крагах.

— Не больно было так шайбы ловить?
— Тогда нам было лет под семь, кто-то уже научился шайбу ото льда отрывать. Немного отбивало руку. Потом пришли ловушка и блин на мой хват. В детстве не всегда получалось ловить ловушкой. Поймаешь за тренировку одну, две или три шайбы в сачок, потом приходишь домой и хвастаешься, сколько словил.

— Когда понял, что хоккей может стать твоей профессией?
— Когда ещё был в Омске, об этом не задумывался. С переездом в Санкт-Петербург уже сделали акцент на хоккей. Не просто же так меняешь город, а чтобы добиваться чего-то, пытаться пробиться в профессиональный хоккей.

«У меня простая семья, папа работает на мебельной фабрике»

— Как оказался в Петербурге?
— В Петербург меня пригласила команда «Бульдоги». Поступило неплохое предложение продолжить карьеру здесь. В первый год переехал сюда с папой, если бы что-то не понравилось, могли вернуться обратно. Нас всё устроило, потом переехала мама с младшим братом.

— Почему не остался в школе «Авангарда»?
— На тот момент здесь предложили лучшие условия. В Питере и возможностей больше, и Москва рядом.

— Получается, папа оставил работу, чтобы переехать с тобой, пришлось всё заново начинать?
— У «Бульдогов» был спонсор, который помогал с жильём, с экипировкой. У папы такая специальность, которая понадобится в любом городе, он за это не переживал. Если бы не получилось найти работу, спонсор бы помог с этим. Но папа сам справился, он хороший специалист.

— И кем он работает?
— Он рабочий на мебельной фабрике. Специалисты по его профилю везде нужны.

— Получается, у тебя простая семья?
— Да, простая.

— Как на тебя вышли из СКА?
— Через родителей. Так и пришёл в систему СКА.

— Был вариант уехать в Северную Америку?
— Выходили, но разговаривали больше с папой. Первое предложение пришло лет в 14, после первого сезона в Питере. Откуда, точно не знаю. Решил развиваться в России. Посоветовались всей семьёй, в новом коллективе в принципе тяжело, нужно время, чтобы ко всему привыкнуть. А я вдобавок и языка не знаю, да и маленьким ещё тогда был. Нужно сформироваться как личность, как игрок, и уже после этого можно думать о переезде.

— В этом году ты в Канаду чуть ли не каждый месяц катаешься, язык подучил уже?
— С каждой поездкой учу базовые фразы, но, если честно, с английским очень плохо. Этот язык важен, особенно на сегодняшний день.

«Согласен, что плохо играю клюшкой, на Кубке вызова старался не выходить из ворот»

— Ты с детства такой высокий?
— Всегда был достаточно высоким, но в последние два года скаканул сантиметров на 20.

— Ещё растёшь?
— Где-то по сантиметру в год, сейчас у меня рост 191-192 см.

— Мышечную массу набираешь?
— Конечно, уже потихонечку пытаюсь. В начале сезона весил 73 килограмма сейчас уже 79.

— Тебе нравится, что вратарь всегда в центре внимания?
— Привык уже к вниманию. Поначалу даже об этом не задумывался, а с каждой игрой, с каждым годом понимаешь, что ничего особенного в этой ответственности и внимании нет. Не ощущается этого.

— Игры пересматриваешь?
— Отдельно смотрю моменты, пропущенные голы. Ошибки есть постоянно, даже игра на ноль редко бывает идеальной. Всегда есть какие-то неправильные отскоки, позиционная игра, где-то можно неправильно сыграть клюшкой на выходе, растянуться, где-то покомпактнее сыграть. Редко когда бывают игры без ошибок, поэтому нужно просматривать матчи, делать выводы и стараться допускать как можно меньше ошибок с каждой игрой.

Фото: variagi.ska.ru

— Насколько ты придирчив к себе?
— Редко гружусь после игр, стараюсь как можно быстрее переключаться. Бывают неудачные матчи, все мы люди, все ошибаемся. Если заниматься самоедством, ничего хорошего не будет. Нужно сделать вывод и работать дальше. Игра не получилась, но есть следующий матч, выходи и доказывай всем и себе, что в прошлый раз было недоразумение.

— Чувствуешь преимущество из-за того, что ловушку носишь на правой руке?
— Если честно, никакого. Это игроки так говорят про праворуких вратарей, потому что у них набиты руки бросать под блин, а у меня там ловушка.

— Говорят, вратари особый народ со своими тараканами. У тебя есть тараканы?
— Нет, конечно! (улыбается). Вообще, надо поспрашивать людей в моём окружении, я за собой тараканов не замечаю. Я не особо суеверный, но есть что-то, что делаешь из игры в игру.

— Сергей Голубович говорил, что ты безобразно играешь клюшкой.
— Я слышал! Включил как-то интервью его, и попал прямо на этот момент. Полностью согласен, особенно на том Кубке вызова (Голубович тренирует сборную U17, которая выиграла Кубок вызова в ноябре 2018 года. – Прим. «Чемпионата») старался как можно меньше играть клюшкой.Вратарские тренеры говорят: «Уверен – выходи, не уверен – стой в воротах». Я должен быть уверен в себе на 200%, потому что если я выйду и сделаю косяк, то меня уже никто не спасёт. Нападающих могут спасти защитники, защитников – вратарь, а за мной уже никого. Так что на таком серьёзном турнире выходил из ворот, только когда был полностью уверен.

Пытаюсь подтягивать этот элемент. На Кубке вызова в декабре, когда мы играли с более старшими сборными, игра клюшкой уже была лучше. Это нужно на тренировках отрабатывать, почувствовать уверенность, а потом уже переносить на игру. Этот элемент помогает вратарю и команде. Если вратарь хорошо играет клюшкой, то он как третий защитник. Но даже такие вратари без привозов не обходятся. Посмотреть на того же Марка-Андре Флёри, Пекку Ринне, Майка Смита, они здорово играют клюшкой, но привозы всё равно есть, иногда очень глупые. Но в большинстве случаев они делают всё чётко.

«В детстве равнялся на Куика, а потом понял, что так играть нельзя»

— Есть мечта забить гол?
— Не задумывался об этом. Моя мечта – шайбы не пропускать (смеётся), а голы… Главное, надёжно играть в воротах. Там уже, если получится, то забью.

— Тот же Флёри всю карьеру пытается забить.
— Пытается, и забивает сам себе. Помните курьёз на МЧМ, когда он сам себе забил в матче с американцами? Он тогда тоже пытался выбросить шайбу из зоны, американцы забили и выиграли молодёжный чемпионат мира.

Видео можно посмотреть в «твиттере» Eliteprospects.

— На кого в детстве равнялся?
— Лет с 9-10 был только один вратарь, на которого я равнялся – Джонатан Куик. Сейчас я полностью пересмотрел своё понимание о вратарской игре.

— Он же агрессивно играет, выкатывается постоянно.
— Он постоянно играет на растяжке, на шпагатах, очень много лишних движений. Теперь я считаю, нельзя играть так, как Куик. Нужно играть рационально. Бывают, конечно, моменты, когда нужно растягиваться, но это крайние случаи, когда ты уже отыгран и делаешь последний рывок.

— Такие сейвы обычно попадают в хит-парады.
— Чаще всего эти суперсейвы получаются, когда вратарь сыграл неправильно в каком-то эпизоде.

— Но если бы все играли правильно, то и голов бы не было.
— Не всегда. Бывают идеальные попадания. В НХЛ многие вратари играют очень хорошо, Андрей Василевский практически всё делает правильно. Да у многих там хорошая позиционная игра, они правильно выкатываются, держат угол, но при идеальном попадании шайба заходит в ворота. На некоторые броски нереально среагировать.

— А сам такие сейвы не делал?
— Есть моменты, когда команда соперника создаёт комбинацию из трёх-четырёх передач и выводит игрока на пустые ворота. Тогда уже ничего не сделать, кроме растяжки, и игрок попадает в тебя. Это суперсейв, но от безысходности. Иногда получается.

— Раньше был Куик, а сейчас есть кто-то, кто нравится?
— Сейчас есть ряд вратарей, от каждого черпаю что-то хорошее. Андрей Василевский, Сергей Бобровский, Илья Сорокин, мне нравится его позиционная игра. ПеккаРинне играет хорошо, Марк-Андре Флёри. В последнее время очень нравится Юусе Сарос, вообще вратарская бригада в «Нэшвилле». Есть ещё в «Питтсбурге» ДеСмит, он не очень высокий, но резкий, с отличной реакцией. Ещё есть молодой воротчикХарт. На этих вратарей приятно смотреть.

О, май Харт! Как 20-летний вратарь ворвался в элиту НХЛ
Этот вратарь будет «жечь» в «Филадельфии» много лет. Если не купят Бобровского.

— Все как раз сравнивают тебя с Василевским. Он тоже рано начал, сразу круто стартовал в МХЛ, стал основным вратарём сначала в юниорской, потом в молодёжной сборной. Такие сравнения приятны?
— Я тоже через друзей недавно об этом слышал. Возможно, у нас похожие показатели антропометрии, ещё чего-то. Пусть люди сравнивают, моя задача – делать всё возможное для победы и работать на максимуме.

«Только когда приезжаешь из сборной, думаешь: «Офигеть, это был клёвый турнир»

— Ты уже столько матчей провёл в этом году, не устал?
— Наверное, в этом сезоне я провёл больше всего игр, уже за 40. Сейчас я нахожусь в практически оптимальной форме, нужно поддерживать её играми. Когда тренируешься и не играешь, это не то. Если силы есть, надо играть. Если чувствуешь себя выжатым, будет логичнее подойти к тренеру и сказать, что не готов. Сейчас чем больше я играю, тем лучше себя чувствую.

— Коленки перед первым матчем за юниорскую сборную не тряслись?
— Я в прошлом году уже играл за сборную. После турнира ты осознаёшь всю важность, насколько он был крутым. Будь то Кубок вызова, или мемориал Глинки, или МХЛ, я себя не накручиваю. Это обычная игра, нужно выходить и показывать уверенную и надёжную игру, делать всё возможное, чтобы команда победила. А уже потом, когда приезжаешь с турнира, думаешь: «Офигеть, это был клёвый турнир». А когда ты там, стараюсь не думать, что это супер турнир. Это хоккей, всё то же самое, ты выходишь и делаешь своё любимое дело. Мне разницы не было, настрой на Турнир четырёх наций с U16 был таким же, как на Глинке с U18. Согласен, там турнир другого уровня, волнения было побольше.

Америка была сильнее. У российских юниоров третье серебро Кубка вызова за 5 лет
Всё решил один-единственный гол.

— На какой площадке тебе удобнее играть?
— На североамериканской. Мне нравится, когда много бросков. Отличается стиль игры, на североамериканской стойка отличается, она должна быть намного ниже. Больше игры на коленях. Наевропейской нужно так же держать концентрацию, но можно больше отдыхать, выпрямляться. А там может быть резкий бросок с угла, да и вообще с любой позиции. Даже от красной линии. Площадка меньше и с любой точки бросок может быть голевым.

— Тебе нравится всё время быть в максимальном напряжении, чувствуешь от этого драйв?
— Да, ты постоянно в игре. Не говорю, что мне не нравится, когда мало бросков, но когда тебе бросают со всех позиций, играется легче. Нужно уметь играть, и когда 10 бросков за игру, это ещё тяжелее. Стоишь холодный и выход один в ноль, нужно быть готовым.

— Было что-то, что удивило или понравилось в Канаде?
— Понравилось, как болеют, по-другому. Там хоккей обожают, бывает, на трибунах свободных мест нет, и люди сидят на ступеньках или стоят. К примеру, на стадион вместимостью 2000 человек приходит 2100, 2200 зрителей. И хотя билеты платные, люди приходят и стоят. Незабываемые ощущения, классно играть в такой атмосфере.

— Что-то не понравилось?
— Еда, она от русской сильно отличается. Первые три дня нормально, а потом уже не можешь это есть. Разнообразия нет. Конечно, всё зависит от того, как врач команды составляет меню, но если он так составляет, значит, выбора не очень много.

— Макароны, курица?
— Да, но это надоедает. Те же макароны с курицей в России я ем весь сезон, и не надоедает, а там не могу.

— После победы на Кубке вызова ты спел песню «Руки вверх», Александр Алексеев после завоевания бронзы МЧМ тоже спел другую песню этой группы. Получается, ты запустил вирус?
— Надо было ту же спеть.

— На ЮЧМ, если победите, будешь «Руки вверх» петь?
— «Руки вверх» у нас с другим годом победная, а там другая.

— Что звучит в раздевалке «Варягов»?
— Кристина Орбакайте, «Мой мир».

— Какие цели на этот сезон?
— Первая цель на этот сезон – попадание в плей-офф с «Варягами», а вторая и самая главная – поехать и выиграть ЮЧМ.

— У тебя неплохо получается играть и с американцами, и с финнами, которые очень сильны на юниорском уровне. То есть, шансы на золото ЮЧМ есть?
— Конечно. Будем делать всё возможное. Я верю в команду. Во многом уверенность команды зависит от уверенности во вратаре. Нужно в максимально хорошей форме подойти к юниорскому чемпионату мира.

«У нас мало разговаривают на льду, но я стараюсь подсказывать защитникам»

— В этом сезоне ты четыре турнира в сборных отыграл, сравни их с МХЛ.
— В U17 уровень слабее, чем в МХЛ. Есть индивидуально сильные игроки, но в силу возраста большинство ребят в МХЛ сильнее – по физике, по силе бросков. А если сравнивать с U18, то там игроки уже сильнее, чем в МХЛ, большинство тех же шведов выступают уже во взрослых чемпионатах. Некоторые уже даже лидеры в своих клубах.

Я со шведами и с американцами играл на турнире Пяти наций. По силе их броски слабее, но по точности намного лучше, чем в МХЛ. В сборных больше бросают на неудобной высоте, с нулевых углов. У американцев такой стиль — бросать со всех позиций. Они играют на контратаках и очень неординарно действуют. Вроде передача не проходит, а они всё равно её отдают, потому что это уже на подсознательном уровне. И очень хорошо играют голосом, у нас такого нет. Они друг другу подсказывают на площадке. Мы же очень мало разговариваем на льду.

— Ты разговариваешь с защитниками?
— Стараюсь как можно больше играть голосом, но нужно делать это рационально, чтобы хватало на всю игру. Весь матч орать не сможешь, но в определённых моментах, например, в меньшинстве, защитникам надо подсказывать. На мой взгляд, вратарь должен играть голосом. Своим подсказом защитнику ты можешь облегчить себе игру. Полевой игрок крутится и может потерять игрока из виду, а ты видишь всё поле, и должен подсказывать, чтобы защитник вовремя забрал игрока соперника.

— Сильно приходится орать?
— Достаточно. В МХЛ 64 игры, если в каждом матче орать, голос сядет. На краткосрочных турнирах нужно рационально играть голосом. В финальных играх пытаюсь, чтобы меня хватало на весь матч. Потом прихожу в номер практически без голоса: либо вообще тяжело разговаривать, либо хриплю. Но это финал, ответственность, и ты должен отдать все силы, чтобы потом спокойно смотреть всем в глаза. Да и вообще в каждом матче нужно играть так, чтобы потом можно было сказать «Я сделал всё, что мог».

— Получается, ты сейчас внедряешь в «Варягах» и сборных игру голосом?
— Тренеры тоже пытаются это донести. В сборной нам вбивают, что нужно разговаривать. При подсказе и взаимодействие лучше. Ты не видишь партнёра, он тебе крикнул, и просто на голос можно передачу отдать. Американцы так делают и создают опасные голевые моменты.

В «Варягах» тренеры не так много об этом говорят. Это нужно налаживать самостоятельно, внутри команды. Всё должно идти с тренировок, это должно войти в привычку.

«Первый раз был на море, когда приехал со сборной в Сочи»

— Как расслабляешься, отвлекаешься от хоккея?
— В выходной высыпаешься, не торопясь умываешься, включаешь телевизор. У меня есть колонка, слушаю на ней музыку.

— Какую?
— Я меломан, люблю всё. Ещё смотрю фильмы или видео на YouTube, нравится смотреть видеоблогипро путешествия по миру.

— Много где был, если не считать турниров?
— Вообще нигде не был. Я на море-то был всего два раза, в Сочи. На самом деле.

— И ни разу не купался в море?
— Нет, только в Сочи. Первый раз попал на море в 14 лет, когда впервые поехал в сборную. Это мотивация — добиваться и добиваться…

— Чтобы не смотреть в YouTube, а ездить самому?
— Да, смотришь эти видео, вроде всё прикольно, настроение поднимается. Потом выключаешь видео и думаешь: «А я сейчас где?». Это мотивирует на работу.

— А где же ты летние каникулы проводил в Омске?
— На даче, с друзьями. Не дома с книжкой сидел. Когда заканчивался хоккей, начинались летние виды спорта – футбол, бадминтон, волейбол, теннис. Да и в сезоне я люблю в теннис играть, он развивает реакцию. Футбол смотреть не очень люблю, но люблю в него играть.

— Уже отложил деньги на поездку в тёплые страны?
— Этим летом собираюсь поехать домой, три года уже в Омске не был. Надо увидеть родных, бабушек, дедушек, друзей.

— На что потратил первую зарплату?
— Часть зарплаты родителям отдаю, часть на личные расходы. Но это же не миллионы, так, на мороженку.

— На Мальдивы пока ещё не накопил?
— Кстати, после просмотра видео о путешествиях очень хочу на Мальдивы.

— Как любишь отдыхать?
— Хороший отпуск – это поменьше суеты, просто отдыхать, и чтобы был родной человек рядом.

«На первой тренировке со СКА старался выглядеть солидно, а не «Аааа, Гусев, Якупов»

— Подколзин говорил, что у СКА лучшая система для развития игроков в Европе.
— Это на самом деле так. Тут есть все условия для роста игроков – несколько тренажёрных залов, два катка, медицинский центр, столовая, гостиница. Причём всё рядом, даже на улицу выходить не надо. Хочу обратиться ко всем игрокам, у которых есть предложение от СКА, чтобы они долго не думали и соглашались.

— С тобой много занимаются персонально?
— У нас есть вратарские тренировки, хоть и не так часто. Есть много элементов, над которыми мне нужно работать, улучшать слабые стороны. Вратарские тренировки помогают.

— Ты тренировался с основой СКА, как там тебя встретили?
— Хорошо. На первой тренировке я переодевался в другой раздевалке, только на лёд с ними вышел. До этого только по телевизору на них смотрел, а тут вместе на льду. Но я, конечно, старался выглядеть солидно, а не показывал: «Аааа, Никита Гусев, Наиль Якупов». Старался выглядеть, как будто ничего особенного в этом нет, и я каждый день с ними катаюсь.Тренировка, две-три максимум, и потом привык, уже не думаю «Аааа, это лучший бомбардир КХЛ».

— У кого самый опасный бросок в СКА?
— По силе – у Херсли, но на тренировках он же не будет убивать своих вратарей (улыбается). Хотя есть упражнения, на которых он бросает в полную.

— Синяки приличные оставались?
— Нет, получалось ловить ловушкой, но рука уходила назад. А по точности лучшие броски у Никиты Гусева и Павла Дацюка.

Фото: cdn.ska.ru

— Хоть одну шайбу поймал?
— Да, бывало, попадали в меня, ловил (смеётся). Уровень игроков очень высокий.

— Илья Воробьёв тебе что-то говорил?
— Когда приехали с Кубка вызова U17, Илья Петрович и весь тренерский штаб поздравили с победой, сказали «Работай и всё будет хорошо». Самое главное, не останавливаться. Я ещё ничего особо не сделал. Нужно пахать.

— Об основе СКА уже думаешь или ещё рано?
— Я ставлю перед собой очень высокие цели. В детстве все мечтают о КХЛ, НХЛ, выиграть Кубок Стэнли. Сейчас идёшь шаг за шагом – выиграть матч, выиграть турнир. Пытаюсь идти к своим целям.

— Родители поддерживают, не давят?
— Конечно, не давят, просто поддерживают. Спокойно относятся.

— Радуются, что ты нашёл занятие по душе?
— Конечно. Сын – это лицо родителей, хочется хорошо представлять свою семью.

— Крышу не сносит?
— Особо этим себя не гружу. Говорят и говорят, от всего не закроешься, через друзей доходит информация. Понимаешь, что работаешь в правильном направлении, но не нужно ловить звезду, нужно не сбавлять, работать на пределе возможностей.

— Если что-то плохое прочитаешь, расстроишься?
— Нет.

— Кому-то лучше пряник, кому-то кнут. Тебя надо ругать или хвалить?
— И то и то иногда полезно. Но если кнут, то не сильно жёсткий.

«В девятом классе русский сдал на четыре, до пятёрки пары баллов не хватило»

— Подколзин рассказывал, что в этом году ни разу в школу не ходил. Ты тоже?
— Нет, бывал.

— В каком классе?
— В десятом. Учитель по географии – единственный, кто хочет поставить мне оценки. Скидывает мне на почту задания.

— Делаешь их?
— Вот я был в Сочи, он скинул задания. По приезду сразу же тренировка, потом игра, опять игра, тренировка, игры. Времени нет, на самом деле!

— Сколько троек было за девятый класс?
— Не помню, не считал.

— Четвёрки есть?
— Даже три пятёрки есть! Физкультура, ИЗО… Но я могу ошибаться, потому что взял аттестат, посмотрел, что всё нормально, и закрыл.

— Школа обычная или спортивная?
— Обычная, но я на индивидуальном обучении. По мере возможности надо сдавать предметы.

— На второй год могут оставить?
— Всё нормально будет. Есть же май.

— Вообще, хоккеисту важно образование?
— Конечно.

— Пишешь с ошибками?
— Я же отучился девять классов, русский на четыре сдал, пары баллов всего до пятёрки не хватило. Это стереотип, что спортсмены тупые. Пишу я точно нормально!

— Коронный вопрос Ильи Брызгалова на Матче звёзд НХЛ – 2+2*2?
— Шесть.

— Ответил лучше, чем американцы.

Видео можно посмотреть на канале ThePlayers’ Tribune в YouTube.

— Да, так и напишите. Сейчас нужны основные предметы, которые будешь сдавать на ЕГЭ.

— А не сдашь ЕГЭ, не поступишь в институт, в армию заберут. Если не уедешь к тому времени.
— Я не собираюсь уезжать. Пока что такого в планах нет, дальше посмотрим. Нужно быть готовым как личность, как хоккеист. Почувствовать, что созрел для того уровня. Плюс одного таланта мало, нужно трудолюбие. Один процент таланта и 99% труда, тогда что-то может получиться.

Комментариев (0)
2+4=
Оставляйте отзывы к казино и получайте призы!
© 2017-2019 top-onlinekasino.com | Контакты
Казино онлайн, онлайн казино, На сайте нет игр на деньги, сайт носит информационный характер.
Разработка сайта
Студия «Шаманим»